Краткое описание Святого Афона. Никольский Е.А.

Краткое описание Святого Афона
Никольский Е.А.

(Описание первых лет XX века)
Афонский монастырь находится на восточном отроге Халкедонского полуострова. Это территория Македонии, Салоникский вилайет.
Полуостров представляет собой полосу земли до пятидесяти километров длиной и пять — десять километров шириной. Полуостров оканчивается выступающей в море высокой горой Атос* (или Афон, или Святая Гора). По древнему сказанию, название Афон произошло от имени гиганта Атоса, который во время борьбы с богами в гневе перебросил Афонскую гору из Фессалии.
Местность отличается прекрасным здоровым климатом. Роскошный лиственный лес разнообразных древесных пород покрывает полуостров, изрезанный живописными долинами и ущельями с небольшими ручьями и речками. В лесах водится множество певчих и разных других птиц. На разработанных местах — богатая хлебородная почва, на которой прекрасно произрастают злаки и фрукты. Все это, а также отдаленность от населенных мест, несомненно, было причиной поселения на Афонском полуострове спасающихся от всего мирского.
Задолго до христианской эры Афон был святыней для соседних народов. Жители его существовали на приношения посещающих его пилигримов. В те времена вершина горы, около которой ныне стоит церковь Успения Пресвятой Девы Марии, была увенчана колоссальной статуей Зевса Фракийского, а в храме на берегу моря, где теперь монастырь Филофея, совершалось раз в год большое празднество в честь богов Афона. С древних времен людьми, желавшими проводить свою жизнь в подвигах, посте и молитвах, по откосам Афонской горы были вырыты глубокие пещеры. Доступ к этим пещерам возможен только с вершины горы при помощи спуска и подъема на канатах. В этих пещерах спасались и спасаются в новейшее время отшельники. Пищу и воду им спускают с вершины горы на веревках в особых корзинах.
С победой христианства над язычеством христиане обратили внимание на Афон. Как законные наследники, они завладели им. Так же как язычники, они продолжали считать Афон священным. А вершину горы они теперь увенчали большим крестом.
По древнему апокрифическому преданию, распространенному на Афоне, Богородица совершила из Палестины путешествие по морю, прибыла к Афонской горе, взошла на нее и свергла в глубину моря статую Зевса, которая была отлита из чистого золота, и водрузила вместо нее Святой Крест.
Первые исторические сведения относятся к 880 году, когда христиане начали строить на Афоне монастыри. Христианские отшельники появились значительно раньше. Первые поселенцы-христиане очень часто страдали от нападений арабов и сарацин. В 968 году монах Афанасий основал монастырскую колонию и построил образцовый монастырь — Лавру. Был принят строгий византийский монашеский устав, по которому монахи проводили все время в труде и молитве при возможно полном молчании. У них была общая трапеза. Все подчинялись воле одного настоятеля монастыря.
При императоре Константине Мономахе (1042-1054) возникли и другие монастыри с более <чем> семьюстами монахами и со ста семьюдесятью поселками. Из маленькой церкви с соломенной крышей создался великолепный храм с монастырем. Постепенно образовалась столица — небольшой, небедный городок Карея**.
В продолжение четырехсот лет (970-1385) было построено двадцать больших монастырей. Еще до завладения турками Византией в 1453 году афонские монахи, как дальновидные политики, сочли за благо послать к султану Мураду II посольство, прося его взять их под свою высокую руку. Султан был очень доволен, что Афон добровольно первым в Европе признал его власть. Потому он особым фирманом*** отдал монахам в вечное владение занимаемую ими местность и навсегда утвердил их права. Например, он запретил женщинам не только жить, но даже вступать на землю афонских владений.
Последнее время Афон представляет собой своеобразную монашескую республику из двадцати монастырей, одиннадцати скитов, более двухсот пятидесяти келий и ста пятидесяти поселений. Все народы, исповедующие православную веру, имеют в своем владении один или несколько монастырей. Населяют республику монахи разных национальностей, большинство из них — греки и до революции русские. Живут по уставу Василия Великого в полном отречении от мира.
Управление духовной республикой принадлежит Синоду, находящемуся в городе Карей. Синод состоит из двадцати депутатов, по одному от каждого монастыря, и из четырех настоятелей главных монастырей. Синод собирается еженедельно, следит за дисциплиной и управляет общим имуществом республики.
Главным монастырем почитается старейший — Лавра, расположенный у подошвы горы Афон, затем наиболее известны Ватопедский, Св. Дионисия, Св. Павла, Св. Григория, Св. Симона-Петра, Руссик (Св. Пантелеймона). Исключительно живописно расположен монастырь Зограф.
Монастыри управляются разнообразно, в зависимости от национальной принадлежности и внутреннего устройства. Одни — общежительные (киновии), которые управляются единолично игуменами; другие имеют республиканский образ правления (идиоритмы). В первых монахи живут общинами, подчиняясь общему уставу; во вторых — по личному усмотрению, получая пищу и вино от келаря монастыря. Все они ведут строгую жизнь.
Скиты и кельи находятся в полной зависимости от монастырей, в состав которых они входят. Скит состоит из группы домиков до шестидесяти. В каждом из них живут четыре — шесть монахов, ведущих общее хозяйство. В кельях обитают одиночные люди, часто даже не монахи, частные.
Необходимые припасы, которые обитатели скитов и келий сами добыть не могут, они получают от своих монастырей. Монахи для удовлетворения своих потребностей работают, изготавливая различные вещи: принадлежности для церквей, духовенства, домашнего обихода и пр. Но главная статья дохода для скитов — подаяния и приношения верующих людей.
Научные занятия на Афоне не процветают, хотя раньше здесь было средоточие греческой учености, а в Средние века — центр развития христианско-византийского искусства, остатки которого можно найти на Афоне и в настоящее время. Монастыри особенно богаты собранием рукописей исторического характера, из которых множество совершенно не исследованы. Число редких манускриптов оценивается цифрой не менее тринадцати тысяч. Наиболее ценны рукописи св. отцов, но еще более — греческие, славянские грамоты, принадлежащие к драгоценнейшим сокровищам палеографии и истории. Но, к сожалению, все это культурное богатство, несомненно имеющее громадное значение для христианского и всего культурного мира, лежит под спудом и находится в полном беспорядке, в чем я убедился при посещении монастырей.
После падения Греческой империи Афон сделался новым Иерусалимом для всех православных христиан — славян, румын и греков. Огромные средства получены Афоном из России и из земель по реке Дунаю. Россия находится в связи с Афоном со времен Антония Печерского (основателя Киевского монастыря в 1051 году).
С XI века известен целый ряд русских паломников на Афон. Они оставили рукописные сказания о своих путешествиях. Известны сказания Епифания (XIV век), Зосимы (1420) и др. Со времен Иоанна Грозного в пользу монастырей стали беспрерывно течь пожертвования в громадных размеpax, не поддающиеся никакому учету. Множество сборщиков-монахов блуждали по необъятной России и собирали пожертвования. Кроме того, верующие сами посылали много денег почтой в виде вкладов, иногда весьма крупных, для поминовения «за упокой души».
Последнее время Священный Синод запретил эти посылки и сборы денег, так как были обнаружены злоупотребления. Но тем не менее это запрещение Синода не остановило рвения верующих. Они продолжали давать и посылать деньги на Афон, хотя как будто в меньших размерах. Русские пожертвования поступали в монастыри — Пантелеймонский, Хиландарский, скиты Св. Андрея Первозванного, Св. Илии и Иверской Божьей Матери.
Мне случилось дважды посетить Афон. Напомню, что русские офицеры заведовали самой важной частью Македонии — Салоникским вилайетом, где и находилась гора Афон ****. Первый раз я проехал верхом с капитаном Полтановым, который заведовал жандармерией на Халкедонском полуострове. Причем мы охотились во время перехода на пути к городу Карея. Второй раз я был на горе Афон, сопровождая генерала Шостака.
В бытность на Афоне я старался по возможности ознакомиться с жизнью и обиходом монахов. То время (1908) надо считать расцветом благополучия Афона. Там проживало около тринадцати тысяч монахов, из них русских — не менее девятисот. Жили монахи в полном благополучии, не работая сами физически. Все работы производили верующие, приезжавшие большими группами на Афон. Особенно много их приезжало во время постов и летом. Монахи обыкновенно только наблюдали и направляли работы паломников. Паломники неустанно работали, исполняя налагавшуюся на них эпитимию, или сами просили назначить им работы во исполнение данного ими самими Господу обета. Некоторые из богомольцев жили долгое время.
Монахи вели вполне сытый образ жизни, строго соблюдая монашескую диету — есть то, что положено по уставам в каждое время. Мясо совершенно не употреблялось, только в положенные дни — рыба, ловившаяся в изобилии в море. Однако прекрасное, собственного изготовления вино пилось постоянно. За обыкновенным обедом на столах всегда стояло белое и красное вино. Пили его без ограничения, но не напиваясь допьяна. Обеды были изобильны. Перед каждым обедающим ставилось столько тарелок, сколько предстояло различных кушаний.
В монастыре Св. Пантелеймона за парадным обедом в честь нашего генерала Шостака перед каждым обедающим стояло по двадцать восемь тарелок, то есть было двадцать восемь перемен кушаний. Уха, борщ, похлебка, разные пироги и пирожки, различных сортов рыба и самая разнообразная зелень — все безупречно и крайне вкусно приготовленное. Перед каждым прибором стояло по три бутылки вина: белое, красное и розовое шампанское. Все вина выделки монахов, больших знатоков виноделия. Я вообще малопьющий и потому не мог одолеть и одной бутылки вина, чем мои соседи-монахи были весьма огорчены и искренне сокрушались.
Неработающие монахи посещали все службы в церкви. Службы начинались с двенадцати часов ночи и были очень продолжительны. Монахи, которые работали или наблюдали за работами, посещали только некоторые церковные службы. Все монахи имели послеобеденный отдых.
Интеллигентов среди собственно монахов я не заметил. Они были среди обитателей келий. Люди, разочарованные жизнью, поселялись на Афоне в отдельных кельях, где жили на лоне прекрасной природы, наслаждаясь миросозерцанием и уединением. Каждый, кто хотел поселиться в келью и жить в ней самостоятельной жизнью, должен был внести в монастырь, избранный им, не менее 6000 рублей и выстроить для себя отдельный домик по своему вкусу, на выбранном участке земли. Указанная сумма представляла минимум взноса. Бывали случаи, когда вносилась сумма несравненно большая. Например, известный сибирский богач Сибиряков, отец которого владел раньше Ленскими золотыми приисками, роздал большую часть своего огромного состояния частью на дела благотворения, частью просто попрошайкам-проходимцам и внес весь остаток своего состояния Пантелеймонскому монастырю, где провел в келье конец своей жизни. Наследники Сибирякова возбудили судебное дело, но монастырь счел за лучшее пойти на мировую, не доводя дело до судебного разбирательства, и возвратил наследникам по мировой сделке уговоренную часть денег.
Посещение отдельных скитов и келий оставило самое лучшее впечатление, совершенно не схожее с тем, что я видел в монастырях. Большинство обитателей келий были люди, действительно обуреваемые верой, желавшие личным трудом на лоне природы, постом и молитвою или замолить прошлую свою жизнь, как им казалось, порочную или вообще находившие в самоотречении, в ограничении своих потребностей, в личном труде и в одиночестве утешение и даже наслаждение.
Глядя на этих людей, мне самому искренне хотелось быть на месте одного из них, и я много раз в последующей жизни мечтал остаток дней своих провести в келье на Афоне. Но судьба решила иначе. Вследствие революции в России не только обстоятельства моей жизни совершенно изменились — я потерял все, что имел, и бежал в Соединенные Штаты Америки. Само положение на Афоне стало по той же причине иным. Так же как и все русские люди, монастыри потеряли все, что имели.
Русские монастыри на Афоне остались без притока материальной помощи, лишились возможности содержать обитателей скитов и келий. Почти все монахи разошлись кто куда смог, не ушли только старики и отдельные лица, не могущие куда-либо идти. От русских монастырей остались только сумрачные тени прошлого.