путевые заметки Афон

Как я уже говорил, сидеть, ждать у моря погоды, при нашей двухнедельной поездке было бы непозволительной роскошью. И мы решили, что будем путешествовать по Святой Горе в любую погоду. Ненастье, которое началось накануне, развернулось во всю силу на следующий день.

Утром мы добрались до Кареи, где купили хлипкие непромокаемые костюмы.Там же из Кареи позвонили в Россию. Есть в Греции телефонная карточка, называется Фэйс(Fase). По ней можно 2 часа с лишним говорить с Россией. И стоит всего лишь 4 евро.

Дорога наша лежала к северному берегу полуострова. Слева на горе прошли мимо крупного скита, который, как мы узнали позже, был построен русскими монахами - выходцами из Кирилло-Белозерского монастыря. Он называется Белозерка, или как говорят греки(трудно им выговаривать русские слова!) Буразери. Скит этот нынче занят греческими монахами, занимающимися иконописью. Цены у них, надо сказать, не божеские. Один русский келиот(схимонах Герасим) рассказывал о сибирском нуворише, выложившим в Белозерке за одну из икон 6000 евро, и это не рекордная цена. Справа от дороги промелькнул голубой куполок еще одной келии

Миновали поворот в сторону монастырей Пантократор и Ставроникита. И вот наконец море. Море штормит, это добавляет суровой красоты древнему Афону. Из-за склона горы показался Иверский монастырь.

У самого берега замечаем домик-каливу. Само слово "калива" в переводе означает хижина. У жителя такой хижины главные неприятели - ветер и прибой

Вот мы и в Ивероне. Монастырь - настоящая крепость! Кстати, все эти окошки и балкончики - сравнительно позднего происхождения. Изначально стена имела кельи только со внутренней стороны.

Место это для меня значимое. Мой небесный покровитель - преподобный Георгий Иверский, наряду с прп. Иоанном и Евфимием, один из строителей этой древней обители. Изображение этих святых встречаем уже во вратах обители.

В Иверском монастыре русских монахов нет. Но зато есть добрый молодой монах Лаврентий, который говорит по-английски, также как я. Поэтому мы прекрасно понимает друг друга. Он помог мне найти рясу, а также объяснил, что мощи моего святого были похищены итальянцами еще в средние века. Интересно, где они?

Монахов в Ивероне мало. Человек 15-20. У отца Лаврентия послушание в церковной лавке. Но помимо этого он поет на клиросе... Ну и наверное еще что-нибудь делает. Но монашеская жизнь у него идет хорошо - и потому у него доброе лицо и благодушный нрав. Здесь мы сфотографировались с ним

Надо отметить, что если бы я не переоделся в сухое, то заболел бы непременно.