КАРАКАЛ

МОНАСТЫРЬ КАРАКАЛ

Монастырь Каракал посвящен святым апостолам Петру и Павлу, престольный праздник здесь отмечают 29 июня по Юлианскому календарю.
Каракал расположен высоко над морем, на пологом склоне между Великой Лаврой и Иверским монастырем. Считается, что самые первые постройки были возведены здесь римским императором Каракаллой (198 - 217 гг.), в память о котором монастырь и получил свое название. Некоторые историки полагают, что этот император построил лишь портовую башню в гавани, что вполне возможно, так как Каракал был убежденным язычником. Он известен как строитель множества храмов богине Изиде. Есть еще одна, более современная версия истории основания Каракала: будучи сначала маленькой монашеской общиной, он к началу одиннадцатого века вырос до размеров крупного монастыря усилиями инока по имени Каракал. Название этого монастыря упоминается в одном из указов Прота Никифора от 1018 года.
Монастырь Каракал никогда не был особенно богатым. В пятнадцатом веке он сильно пострадал от пиратских набегов и был восстановлен лишь спустя столетие валахским принцем Иоанном Петром Раресом, чья дочь Роксандра выкупила захваченные неприятелем имения и вернула их монастырю. Ее супруг, Александр, принял монашество с именем Пахомий и провел остаток своей жизни на Святой Горе. В 1875 году уже второй по счету пожар уничтожил большинство построек и Каракал пришлось снова восстанавливать. Как и многие другие монастыри, Каракал принимал участие в борьбе за освобождение Греции от турецкого ига. И все же Афон и северная Греция еще долго оставались под властью турок. Континентальная Греция в основном освободилась от власти захватчиков в ходе восстания 1821 года, но северные территории так и оставались оккупантов до начала двадцатого века. В 1854 году игумен Каракала отец Дамаскин подарил лидеру греческого партизанского движения Цамису Каратасосу великолепную лошадь. Об этом узнали турки и отец Дамаскин был изгнан из монастыря.
В монастыре хранится множество святынь, в том числе частица древа Животворящего Креста Господня, частицы мощей святого Иоанна Крестителя, святого апостола Андрея, святого мученика Игнатия, священномученика Игнатия, мученика Трифона, великомученика Трифона, великомученика Меркурия, святой Параскевы, святого Антипы, святого великомученика Георгия, мученика Ореста и других святых, а так же глава мученика Христофора. Кроме собора шестнадцатого века, Каракалу принадлежит еще семь храмов и часовен и восемнадцать келий за его пределами. Сейчас в монастыре около тридцати насельников.

В час ночи стучат в току, то есть в деревянную доску, на утреню, впрочем, только зимою и в осень: летом, по краткости ночей, утреня начинается за час до полуночи, и келейное правило совершается тогда после обеда. Утреня продолжается у нас в будни часа четыре, а у греков - пять, если не более. После утрени до литургии бывает у нас час отдыха, иногда - более, а иногда - менее, так что литургия завершается до солнечного восхода по обыкновению первых веков христианства. Этот незначительный промежуток между службами даётся братии на произвол - что угодно делать, но служащему иеромонаху не дозволяется отдыхать в предосторожность от искусительных снов. После литургии, укрепившись в присутствии нашего духовника небольшою рюмкою раки (водки), братия расходится до обеда на послушания, так что никто не остаётся из них праздным, исключая разве чередного (эфимериоса) иеромонаха, которому даётся тогда отдых. По понедельникам, средам и пятницам трапеза бывает только одна - без масла и самая скромная. О рыбе тогда и думать нельзя, а в остальные дни недели кушают по два раза, и взамен квасу, о котором и понятия здесь не имеют, подается церковное вино, растворяемое водою. .. Чрезвычайно трогательно смотреть на смирение трапезаря, на служащих в трапезе и на чтеца житий или поучений в течение трапезы: все они при выходе братии с трапезы падают у дверей ниц на землю и просят прощения, если кому чем-нибудь не угодили или забылись в исполнении своих обязанностей.
Иеромонах Сергий (Веснин)